Слово в Неделю 28-ю.

Господь наш Иисус Христос во время своей земной жизни много странствовал по земле Иудеи, Галилеи и Самарии. Однажды ему встретились десять
прокаженных.
Проказа из древности считалась болезнью нечистой, заразной. Причины болезни неизвестны, но, раз начавшись, болезнь продолжается лет двадцать и ведет к смерти. Внешние начинаются глубокие поражения кожи всего тела, покрывающегося гнойными и кровоточащими язвами серого цвета. Затем болезнь поражает внутренние органы и кости. Ослабевает зрение, слух, голос, разрушается нос, выпадают все волосы. Наконец, отмирают пальцы рук и ног. Больной погибает от общего истощения и паралича сердца. Вид больного бывает поистине ужасен: лицо аспидно-серого цвета, покрыто язвами и корками, изрыто рубцами, веки выворочены; рот, из которого все время течет слюна, перекошен, глаза слезятся, тело зловонно.
В древние времена прокаженные изгонялись из городов и населенных мест, бродили по безлюдным местам, питались чем попало и обязаны были криками предупреждать о своем приближении. Их считали отверженными Богом.
Об этих несчастных так пишет св. Григорий Богослов в Слове о любви к бедным: «Перед вашими глазами поразительное и плачевное зрелище, которому едва ли кто поверит, кроме очевидцев: люди – живые мертвецы, у которых конечности большей части телесных членов отгнили... Это несчастные останки живых некогда людей... Их гонят из городов, гонят из домов, с площади, с дороги, и – горькая участь! – их отгоняют и от самой воды. А что всего страннее, тех, которых, как нечистых, отгоняем от себя, заставляем опять возвращаться к нам, потому что не даем им ни жилища, ни пищи, ни врачевства для ран, ни одежды. Потому-то они и скитаются день и ночь обнищавшие, нагие, бесприютные... слагая жалобные песни, чтобы выпросить кусочек хлеба, или малейшую часть чего-нибудь вареного, или какое-нибудь разодранное рубище для прикрытия себя от стыда, или для облегчения боли от ран. Кто не сокрушится, внимая их стонам, сливающимся в одну жалобную песнь? Кто может переносить эти звуки?»
Десять таких несчастных людей, увидев Христа, издали стали жалобно умолять Его, чтобы Он исцелил их от тяжелой болезни. Господь сжалился над бедными людьми и сказал им: «Пойдите, покажитесь священникам». И они пошли. Свои слова Христос произнес как власть имеющий, поэтому прокаженные были уверены, что в Его повелении кроется их спасение. Но как и когда они исцелятся? И вот по дороге они почувствовали, что страшная болезнь их совсем оставила. Их радости не было предела. Это значило: после мрака – свет; после нестерпимых болей – ощущение жизни в здоровом теле; после долгого одиночества – свободное общение с людьми; после страданий умирания – радость жизни.
Исцеленные поспешили домой, к семьям и друзьям, забыв о своем Исцелителе. И только один из них, самарянин, видя совершившееся чудо, вернулся к Господу, припал к Его ногам и громким голосом прославил Бога. Девять же исцеленных евреев забыли своего Избавителя и пошли своей дорогой.
Видя такую неблагодарность, Господь с грустью сказал: «Не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?» Затем, обращаясь к исцеленному самарянину, Христос сказал: «Встань, иди; вера твоя спасла тебя».
Из десяти прокаженных только один услышал от Христа слово о спасении, а остальные, получив избавление от тяжкого телесного недуга (исключительно из жалости к ним Христа), еще не стали здоровыми духовно.
А мы с Вами – не так ли поступаем в нашей жизни? Сначала просим, а получив, остаемся неблагодарными и забываем Того, Который дал нам просимое, помог найти искомое, напоил жаждущих, накормил алчущих, увеселил плачущих и ободрил скорбящих. Это мы с Вами – те девять, о которых грустит Господь! И нам с Вами для нашего же душевного спасения необходимо иметь чувство благодарности Спасителю нашему, Который нам дарует жизнь, мир, любовь.
Мы с Вами до той поры, пока не окаменеваем сердцем, скорбим всегда, когда расстраиваем своих родителей и видим, что стали поводом для их грусти. Но как же нам надо скорбеть, видя грустящего о нас и о нашей неблагодарности Господа Бога. Как нам надо бояться услышать про себя такое вопрошение «Где же мои люд?»! Ибо – одно дело огорчить и разгневать хозяина или владыку, а совсем другое – Отца Нашего. Гнев власти можно переждать, от огорчения хозяйского можно укрыться. А гнев Отца – он разрушает сердце и человек гибнет без сердца, без любви, находясь в отцовской опале. Страшно и губительно для человека - почувствовать даже грусть Господа о нас, о нашем поведении, о грехах наших. О нашей неблагодарности.
Представьте только – Творец грустит о своем творении! И тогда эта грусть ляжет на душу нашу тяжким бременем, которое раздавить может человека, расплющить. И никоим членом тела шевельнуть не сможет человек. Родителево недовольство давит чуткую детскую душу и ребенок чувствует страдания отца и матери больше, порой , чем сам родитель. А здесь – Сам Господь, здесь наше все, и внутреннее и внешнее. Поэтому разочарование в нас Господа ужаснее, чем все тайфуны и цунами мира. И нам просто не осилить вида только одного Бога нашего, испытывающего скорбь о нас. А уж про гнев Божий и знать никто не знает и сказать такого не сможет, да и не было еще человека, испытавшего этот гнев и о нем рассказавшего.
Поэтому каждый должен, да не только по слову священника, а по велению души и сердца быть благодарным, отвечать на то что нам дарит Господь любовью сыновней, иначе… А иначе – все, конец!
Аминь.

Подготовил игумен Амвросий (Шевчук).