1 февраля – 5 лет интронизации Святейшего Патриарха Кирилла . Божьему веленью внемля.

02-02-2014

Пять лет на посту – первый серьезный повод  для подведения промежуточных итогов служения; после ста дней или года, как это иногда делается, судить о результатах работы еще рано. Пятилетие – это первый юбилей, и хотя его принято отмечать более похвально, чем критикой, на самом деле он побуждает задуматься над тем, насколько юбиляр оказался достойным своей должности, в какой мере он ей соответствует.

            Одно из слов Господа о Церкви таково: Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16,18). Это значит, что Господь сохранит Православие до конца времён. Но после Вознесения Он не присутствует на земле, следовательно, Он будет сохранять Православную Церковь через людей. Ими могут быть и миряне, но большая ответственность ложится на клир, а максимальная – на предстоятеля Церкви. Ему много дано, с него много и спросится.

            Сохранять Православную Церковь в течение неопределённого времени (ведь никто не знает, когда настанет конец времён) – невероятно трудное дело, и Христос предупредил нас об этом, сказав Своим ученикам: И будете ненавидимы всеми за Имя Мое (Мф. 10,22). И эти слова подтвердились! Две тысячи лет существует Православная Церковь, и  в течение всего этого времени легионы ненавистников пытались уничтожить её или в крайнем случае опорочить, но она всё стоит и стоит. Сотни и тысячи политических партий со своими программами лопнули как мыльные пузыри, а наш Символ Веры как читался в четвёртом веке, так и читается сегодня, без единого изменения. Что это, как не прямое подтверждение слов Христа: всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится (Мф. 15,13)?

            С момента своего зарождения в день Пятидесятницы Христова Церковь становится не постоянной составляющей исторического процесса, но и его важнейшим формообразующим началом. Масштабные геополитические процессы христианской эпохи определялись ничем иным, как перемещением по воле Творца главной кафедры Православия из Рима в Константинополь, а из Константинополя в Москву, смысл которого заключался как раз в сохранении чистоты апостольской веры. В пятнадцатом веке Русь стала Третьим и последним Римом, каковым пребывает и до сих пор, - вот самое краткое изложение сути всемирной истории последних двух тысячелетий. И это - ключ к пониманию исторической роли предстоятелей Русской Церкви.

            Даже при поверхностном ознакомлении с фактами становится очевидным судьбоносное значение некоторых Предстоятелей – например, таких, как Гермоген, Никон и Филарет (Дроздов). Но более глубокое изучение предмета приводит к выводу просто-таки поразительному: каждый из нашихпервоиерархов и по своим способностям, и по своим делам в точности соответствовал той исторической задаче, которую ставил перед ним Божественный Закон относительно Церкви. Ни одного случайного лица на этом уровне не было ни разу! Даже если кто-то из них воспринимался современниками как «плохой», в ретроспективе он оказывается именно тем деятелем, который был нужен в исторической перспективе. Самым ярким примером тут служит еретик Исидор, без которого не было бы современной автокефалии нашей Церкви. Даже синодальный период, который многие верующие не могут простить Петру, был промыслительным. Дело в том, что Россия не могла отгородиться от впадающей  в безбожие Европы непроницаемой перегородкой – изоляционизм, предлагаемый частью общества, не получился. И Господь попустил нам до дна испить чашу секуляризма, чтобы пресытиться им и почувствовать тоску по церковности. Эта тоска и проснулась  в нас к  тысячному юбилею Крещения Руси. Но Патриарх был возвращён нам не в 1988 году, а в 1918-м. Почему?

            Секуляризм XIX века в началеXX перерос у нас в воинствующий атеизм. На семьдесят лет Творец прописал нам для нашего вразумления вавилонское пленение марксистской идеологии. Фактически это была новая религия, которая никак не могла ужиться с прежней – с Православием. Тайной целью большевиков, о чём они, впрочем, часто проговаривались, было не построение коммунизма, а уничтожение Русской Православной Церкви – мирового форпоста Христовой истины. Как когда-то в Древнем Египте фараон Аменхотеп IV, сменив культ Амона на культ Атона, сбил в храмах все священные изображения, так и марксисты-ленинцы, захватив власть, первым делом сбили на всех кладбищах увенчивающие надгробия кресты. У служителей сатаны они вызывали неистовую злобу. Как могла выжить наша Церковь под натиском такой злобы?

            Провести её обстреливаемой со всех сторон тропой и сохранить её жизнеспособное ядро до тех времён, когда обстрел прекратился, могли только харизматичные Предстоятели, послушные мудрой Божьей воле, и Бог вернул этим Предстоятелям высокий сан Патриарха. И через них совершилось чудо: врата ада не одолели Христову Церковь, несмотря на гонения более масштабные, чем Диоклетиановы. Наш нынешний Патриарх стоит шестым в ряду послесинодальных Патриархов, начавших исполнять свою миссию спасения Церкви с момента возникновения угрозы её полного уничтожения. И если мы хотим правильно оценить то, что он делает, нам надо взглянуть на его деятельность в связи с деятельностью пяти предыдущих Патриархов, ибо все они преемственно исполняли единую спасительную Программу.

            Тихон (Белавин) был Патриархом с 1918 по 1925 год. Вначале он издал так называемую «анафему» большевикам, но убедившись, что они взяли власть всерьёз и надолго, понял, что открытое им сопротивление неминуемо приведёт к ликвидации Церкви, что несовместимо с Божьим обетованием, и стал руководствоваться заповедью Христа: Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф. 10,16). Эту евангельскую тактику он завещал своему преемнику, которым стал Сергий (Страгородский), именуемый местоблюстителем, а в 1943 году облечённый в сан Патриарха. Пылавший любовью к Церкви, этот провидец взял на себя крайне непопулярную, но исторически и богословски оправданную миссию – умиротворение советской власти, относящейся к Православию как к конкуренту. Это не понравилось очень многим верующим, но спасло нашу Церковь, как когда-то спасло её умиротворение ордынских ханов Александром Невским.

            Алексий I (Симанский) занимал Патриаршую кафедру с 1945 года по 1970-й. Ненависть советских вождей к Церкви к этому времени смягчилась (в частности из-за её участия в победе над Гитлером), поэтому перед ним встала уже новая задача – искать возможные формы контактов с советским начальством в интересах народа. Он стал первым Патриархом, снискавшим у руководителей атеистического государства глубокое уважение как личность.Это чувство укрепили в наших руководителях Пимен (Извеков, 1971-1990) и Алексий II(Ридигер, 1990-2008). Подвигом этих пяти Предстоятелей были созданы условия для решения уже совершенно новой задачи шестым.

            Патриарх Кирилл (Гундяев), принявший сан пять лет назад, как это сегодня уже очевидно, призван Промыслом не к тому, чтобы умиротворять власть, а к тому, чтобы наладить с ней прочное взаимовыгодное взаимодействие, называемое симфонией (созвучием). При котором государство защищает Церковь и помогает ей материально, а Церковь спасает души граждан и воспитывает их законопослушными и добропорядочными подданными государства. На интронизации Кирилла впервые открыто произнесено в присутствии президента слово «симфония», и вся его деятельность с этого момента явно направлена на то, чтобы это слово воплотилось в дело. Возвращение к симфонии, которого мы ожидаем от нашего Патриарха, будет окончательным подтверждением того, что Третий Рим выстоял и в четвёртом нет надобности.

Виктор Николаевич Тростников

Журнал Русский Дом № 2  2014год 

 

 

 

 

(Из выступления Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XVIIВсемирного русского народного собора)

           

«Миллионы русских людей. Дорожащих своей идентичностью, должны почувствовать, что их чаяния получают живой отклик, в том числе на бытовом, повседневном уровне, в том числе на уровне диалога с властью, которая должна быть голосом народной души, исполнительницей её надежд, ожиданий, мировоззренческих предпочтений.

Давайте признаем очевидное: развитое самосознание и единство русского народа – это незыблемое основание целостности России и единства нашей полиэтничной цивилизации. В свою очередь, игнорирование интересов русских людей, вытеснение русского вопроса из публичной сферы ведёт к лавинообразному росту маргинальных и агрессивных проявлений.

Очень опасной может быть перспектива отчуждения русских и прежде всего русской молодёжи, от государства. Государственных структур, руководства бизнесом. В недалёком будущем это может стать крупнейшим фактором нестабильности, несущим угрозу фундаментальным основам нашей цивилизации. Столкновения, которые произошли недавно в московском микрорайоне Бирюлёво, показывают: глухота власть имущих к требованиям народа, нежелание искать совместные решения проблем чрезмерной миграции и связанного с ней криминала, а также подчас вызывающего поведения приезжих уже сейчас выводят ситуацию на грань критической черты. Если позиция русского большинства и дальше будет игнорироваться, в выигрыше останутся только разрушители России, провокаторы с обеих сторон, не оставляющие попыток столкнуть лбами этносы и религии.

Мы отвергаем позицию тех, кто считает, что Россия должна быть страной только и исключительно для русских. Но мы также никогда не соглашаемся с теми, кто хочет видеть её «Россией без русских», лишённой национального и религиозного лица, потерявшей чувство солидарности и единства. Подобный сценарий чреват катастрофическими последствиями не только для нашего государства, но и для всего мира».